Освобождение застрахованного лица от уплаты страховой премии

Состав обязанностей страхователя

1) уплатить страховую премию (п. 1 ст. 954);

2) при заключении договора сообщить страховщику обо всех обстоятельствах, имеющих существенное значение для оценки риска (п. 1 ст. 944 ГК), а в период действия договора — о ставших известными страхователям значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных при заключении договора (п. 1 ст. 959) (эти обязанности называют раскрытием информации о риске);

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafety

3) уведомить страховщика о наступлении страхового случая (п. 1 ст. 961);

4) принять разумные и доступные меры для уменьшения убытков от страхового случая, строго следуя при этом указаниям страховщика, если они даны (п. 1 ст. 962);

5) обеспечить страховщику возможность осуществления права требования, перешедшего по суброгации, в том числе передать ему все документы и доказательства и сообщить ему все необходимые сведения (п. 3 ст. 965);

6) при страховании по генеральному полису сообщить страховщику обусловленные полисом сведения относительно каждой страхуемой партии имущества (п. 2 ст. 941).

Обязанности по уплате премии посвящен настоящий параграф, обязанность, связанная со страхованием по генеральному полису, будет рассмотрена в § 2 гл. 12 настоящей работы при обсуждении этой разновидности договора страхования имущества. Остальные обязанности рассмотрены в следующем параграфе.

Все эти обязанности вытекают из договорных обязательств. Несмотря на то что они установлены законом, возникают они лишь при вступлении в силу договора страхования, так что основанием их возникновения в смысле п. 2 ст. 307 ГК РФ является договор. Однако в этом вопросе суды, к сожалению, иногда допускают ошибки.

Так, в одном из дел между страхователем и страховщиком возник спор об исковой давности, применяемой к требованиям о возмещении расходов страхователя, направленных на уменьшение убытков (ст. 962 ГК РФ). Арбитражные суды трех инстанций решили, что это требование не вытекает из договора страхования, так как не является требованием о взыскании страхового возмещения, и поэтому к нему должен применяться не сокращенный двухлетний срок исковой давности, установленный в ст.

966 ГК РФ, а общий трехлетний, установленный в ст. 196 этого Кодекса (Постановление ФАС Московского округа от 27 февраля 2010 г. N КГ-А40/738-10). Эта весьма печальная ошибка судей, принимавших участие в вынесении решений по данному делу, свидетельствует о том, что четкое понимание состава прав и обязанностей, вытекающих из договора страхования, пока у них отсутствует.

Ведь если основанием возникновения обязательства в смысле п. 2 ст. 307 ГК РФ является договор имущественного страхования, то и требование, предъявляемое в связи с неисполнением этого обязательства, «вытекает из договора имущественного страхования» в смысле п. 1 ст. 966 ГК РФ. Я вернусь к этой проблеме в следующем параграфе настоящей главы, так как похожие судебные решения имеются в отношении обязательства страховщика по выплате.

Последствия неисполнения указанных обязанностей установлены в тех статьях ГК РФ, в которых установлены и сами обязанности. Но поскольку это договорные обязательства, к ним применяются общие последствия неисполнения договорных обязательств. Кроме того, иногда страховщики включают в договор иные последствия неисполнения этих обязательств, и далее будет показано, что иногда возникает проблема с возможностью предусмотреть в договоре иные последствия неисполнения этих договорных обязательств, кроме тех, которые установлены в законе для соответствующих обязанностей.В § 2 гл.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Страховщик может ссылаться на то, что страховой случай наступил вследствие умысла страхователя. Однако доказать это должна сама страховая компания. Если ей это не удастся, компания будет обязана осуществить страховую выплату. Как показывает судебная практика, добиться выплаты страхового возмещения в таких случаях в судебном порядке вполне возможно.

r /{amp}gt;

Пример из практики: суд взыскал страховое возмещение, так как установил, что ни страхователь, ни выгодоприобретатель не имели умысла на наступление страхового случая 

Профком ОАО «А.» (покупатель) и ООО «Э.» (туроператор) заключили договор купли-продажи туристического продукта (турпоездки работников ОАО «А.» в Грецию). Помимо этого ООО «Э.» (страхователь) заключило с ОАО «В.» (страховщик) договор страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору о реализации туристского продукта.

ООО «Э.» уведомило профком ОАО «А.», что авиаперелеты не состоятся в связи с резким удорожанием топлива, недогрузом самолета и т. д. Туроператор сообщил покупателю о мерах, предпринятых им для исполнения обязательств, и просил рассмотреть вопрос о переносе сроков туристической поездки. Однако профком ОАО «А.

В связи с этим профком ОАО «А.» обратился в суд. Суды первой и апелляционной инстанций подтвердили факт неисполнения ООО «Э.» обязательства по оказанию покупателю услуг по перевозке, входящих в туристский продукт. Однако страховщик не согласился с судебными актами и обратился с кассационной жалобой.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены судебных актов. При неисполнении (ненадлежащем исполнении) договорных обязанностей лицом, предоставляющим туристские услуги, заказчик туристского продукта вправе обратиться с письменным требованием о выплате страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора. При этом страховщик обязан выплатить страховое возмещение по договору страхования ответственности туроператора при наступлении страхового случая.

Основанием для выплаты страхового возмещения является факт установления обязанности туроператора возместить туристу реальный ущерб, возникший в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения туроператором обязательств по договору о реализации туристского продукта, если это является существенным нарушением условий такого договора.

К существенным нарушениям туроператором условий договора о реализации туристского продукта относится, в частности, неисполнение обязательств по оказанию туристу входящих в туристский продукт услуг по перевозке и размещению.

Страховщик обязан удовлетворить требование туриста о выплате страхового возмещения по договору страхования ответственности туроператора не позднее 30 календарных дней после дня получения требования (ст. 17.5 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», далее – Закон об основах туристской деятельности).

https://www.youtube.com/watch?v=playlist

Суды пришли к выводу, что ни страхователь, ни выгодоприобретатель не имели умысла на совершение действий по нарушению договора. Туроператор предпринимал все меры к исполнению обязательств по договору и уменьшению размера возможных убытков. Доказательств наличия умысла у страхователя страховщик не представил.

Кроме того, как устанавливает статья 17.6 Закона об основах туристской деятельности, страховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения туристу, даже если страховой случай наступил вследствие умысла туроператора. На основании изложенного суд отклонил кассационную жалобу страховщика (постановление ФАС Северо-Западного округа от 21 мая 2009 г. по делу № А42-2384/2008).

r /{amp}gt;

Суды признают ничтожным условие договоров страхования об отказе в выплате страхового возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя. Такое условие противоречит требованиям абзаца 2 пункта 1 статьи 963 Гражданского кодекса РФ.

Дело в том, что абзац 2 пункта 1 статьи 963 Гражданского кодекса РФ предусматривает: страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Таким образом, закон прямо называет в качестве основания для отказа именно умысел, но не грубую неосторожность.

При этом только закон, но не договор, может предусматривать случаи, в которых страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

r /{amp}gt;

Пример из практики: суд указал, что условие договоров страхования об отказе в выплате страхового возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя является ничтожным 

Стороны заключили договор страхования механизмов страхователя, находящихся на строительной площадке, от строительно-монтажных рисков. Имущество считалось застрахованным и на случай выхода из строя или разрушения строительных машин и механизмов.

Страхование производилось на основании правил страхования, врученных страхователю при заключении договора. Они предусматривали, что авария на строительной площадке, произошедшая из-за грубой неосторожности страхователя, не является страховым случаем, даже если в остальном соответствует всем признакам страхового случая, указанным в правилах.

В период действия договора произошло падение строительного крана. Однако страховщик отказал в выплате в связи с тем, что не наступил страховой случай, предусмотренный правилами страхования.

Несвоевременное сообщение о наступлении страхового случая

Чтобы не выплачивать страховое возмещение, страховщик может ссылаться на то, что страхователь несвоевременно сообщил ему о наступлении страхового случая. Однако суд учтет этот довод только в том случае, если страховщик не узнал об этом событии из других источников или если такая задержка страхователя действительно помешала страховщику выплатить возмещение (п. 2 ст. 961 ГК РФ).

Доказывать то, каким образом несвоевременное сообщение о страховом случае сказалось на исполнении обязанности страховщика выплатить страховое возмещение (в частности, лишило его возможности избежать или уменьшить убытки в результате просрочки уведомления) либо каким образом этот факт отразился на иных имущественных правах страховщика, должен будет сам страховщик. Если страховая организация не сможет это доказать, то суд по иску страхователя признает отказ выплатить страховое возмещение неправомерным.

r /{amp}gt;

Пример из практики: страховщик не представил доказательств того, каким образом несвоевременное извещение о страховом случае лишило его возможности избежать убытков или уменьшить их. В результате суд удовлетворил иск страхователя о взыскании страхового возмещения 

https://www.youtube.com/watch?v=ytpress

ООО «Р.» (страхователь) и ОАО «И.» (страховщик) заключили договор страхования транспортного средства (автомобиля). Автомобиль угнали, в связи с чем было возбуждено уголовное дело. Страховщик отказал ООО «Р.» в выплате страхового возмещения. При этом он, в частности, сослался на несоблюдение страхователем срока для обращения с заявлением о наступлении страхового случая, который установлен в Правилах страхования.

Страхователь обратился в суд с исковым заявлением о взыскании с ОАО «И.» страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами, а также процентов на сумму основного долга.

Суды первой и апелляционной инстанции иск удовлетворили. Кассационная инстанция не нашла оснований для отмены судебных актов.

Факт наступления страхового случая, предусмотренного договором страхования, установлен судами. Неисполнение страхователем обязанности по своевременному сообщению о страховом случае страховщику не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения. Отказывая в страховой выплате, страховщик должен доказать, каким образом несвоевременное уведомление о страховом случае повлияло на его обязанность выплатить страховое возмещение.

В день хищения автомобиля страхователь обратился с заявлением в органы внутренних дел. Следовательно, страхователь предпринял надлежащие меры для поиска транспортного средства. Суд пришел к правильному выводу о том, что страховщик не представил доказательств того, каким образом несвоевременное извещение о страховом случае лишило его возможности избежать или уменьшить убытки либо каким образом это отразилось на иных имущественных правах страховщика.

r /{amp}gt;

Правовая природа страховой премии

В гл. 1 настоящей работы говорилось о том, что страхование можно рассматривать как распределение риска между многими субъектами, подверженными данному риску. Это распределение риска осуществляется путем формирования специального фонда из взносов тех, кто подвержен данному риску и хочет получить страховую защиту.

Однако юридически дело обстоит совершенно по-иному. «Под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования», — эта процитированная норма п. 1 ст. 954 ГК РФ ясно говорит о правовой природе страховой премии.

Премия — это цена страховой услуги, которая платится страховщику, как правило, авансом, до того, как услуга начинает оказываться. Исходя из этого, вся полученная страховщиком премия принадлежит страховщику, а не страхователям. В одном из судебных дел суд таким образом выразил эту мысль: «По смыслу статьи 954 Гражданского кодекса РФ страховая премия представляет собой личное вознаграждение страховщика за то, что он принимает на себя риск возможных убытков страхователя и обязуется их возместить» (Определение ВАС РФ от 12 ноября 2008 г. N 6519/06).

Примечание. Так, в решении АС г. Москвы от 28 января 2008 г. по делу N А40-52313/07-22-487 суд отказался признать страховую премию платой за услугу, а Девятый ААС в Постановлении от 18 марта 2008 г. N 09АП-2287/2008-ГК и ФАС Московского округа в Постановлении от 8 июля 2008 г. N КГ-А40/4888-08 исправили эту ошибку суда первой инстанции.

Однако существуют судебные акты весьма высокого уровня, в которых природа страховой премии интерпретируется все же по-иному. Ввиду важности этой проблемы, рассмотрим подробно дело Конституционного Суда РФ, инициированное жалобой страховой компании «Уралрос» (Определение КС РФ от 6 июля 2010 г. N 1082-О-О).

Страховые компании, работающие на рынке ОСАГО, за счет части премии, полученной по договору ОСАГО (которая рассчитывается в процентах от так называемой брутто-премии), формируют два специализированных резерва (п. 3 ст. 22 Закона об ОСАГО). За счет средств этих резервов профессиональное объединение — РСА осуществляет компенсационные выплаты потерпевшим за страховщиков, у которых отозвана лицензия или введены процедуры банкротства.

Осуществив компенсационную выплату, РСА получает в порядке регресса право требования к страховщику, за которого осуществлена выплата потерпевшему (п. 1 ст. 20 Закона об ОСАГО). Отмечу, что РСА редко удается получить по таким требованиям существенные суммы, так как в подавляющем большинстве случаев эти права требования РСА приходится реализовывать в процессе банкротства страховщика.

Страховая компания «Уралрос» направила в Конституционный Суд РФ жалобу на эту установленную законом схему взаимоотношений между потерпевшим, страховщиком и РСА, руководствуясь следующей логикой. Страховые компании уже отчислили соответствующую часть принадлежащей им страховой премии в специализированный резерв.

Из этого резерва РСА должно платить потерпевшим, а предоставление РСА регрессного требования к страховщику означает, по существу, что страховая компания должна дважды заплатить за одно и то же — первый раз, отчислив часть своих денег в специализированный резерв, а второй раз, уплатив по регрессному требованию.

Эту логику несложно опровергнуть, если вспомнить, что страховые компании также получают премию от страхователей, формируя из нее резервы для выплат, но, кроме того, в порядке суброгации получают и право требования к лицу, причинившему вред, и никто не заявляет, что они дважды получают деньги за одно и то же.

Аналогично отношения по компенсационным выплатам в ОСАГО представляют собой страховые отношения особого характера. Страховщики, образуя специализированные резервы по ОСАГО, страхуются на случай банкротства или отзыва лицензии, гарантируя, таким образом, через свое профессиональное объединение выплаты потерпевшим, которые не должны пострадать из-за нерадивого ведения страховщиком своего бизнеса.

Предлагаем ознакомиться:  Как получить страховку после ДТП — срок обращения в страховую компанию после аварии

https://www.youtube.com/watch?v=https:tv.youtube.com

Однако Конституционный Суд РФ избрал для опровержения логики страховой компании другой путь, который вряд ли можно признать правильным. Вот как определил Конституционный Суд РФ правовую природу страховой премии в отношениях по ОСАГО: «Страховая премия, рассчитанная на основании установленных нормотворческим органом страховых тарифов, будучи ценой по гражданско-правовому договору, вместе с тем является, по сути, публично-правовым обременением (обязательным платежом) страхователей, возложенным на них в целях исполнения публичной обязанности по гарантированию возмещения причиненного принадлежащими им транспортными средствами вреда иным лицам.

Соответственно, предусмотренное законом отчисление от страховой премии в резерв гарантий в установленном Правительством Российской Федерации размере — едином для всех и каждого из страхователей — также является обременением страхователей… Страховщик в данном случае выступает своего рода посредником по перечислению в резерв гарантий обязательных платежей между страхователем и профессиональным объединением страховщиков как держателем публичного имущественного фонда и в таком качестве выполняет делегированную ему государством социальную функцию по перечислению обязательных платежей в специализированный фонд.

Следовательно, по смыслу законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, резерв гарантий формируется за счет взносов страхователей, а не за счет собственной прибыли страховых организаций» (Определение КС РФ от 6 июля 2010 г. N 1082-О-О).

Я привел эту длинную цитату из Определения Конституционного Суда РФ полностью, чтобы была отчетливо видна запутанная позиция Суда. Страховая премия — это, с одной стороны, цена за страховую услугу, а с другой — публично-правовое обременение страхователей, и страховщик — это вовсе не страховщик, а посредник между страхователем и профессиональным объединением.

Конституционному Суду РФ это внутренне противоречивое рассуждение потребовалось просто потому, что квалификация отношений по формированию специализированных резервов в качестве страховых не лежит на поверхности. Еще одна причина такого подхода в том, что размер отчислений определяется в процентах от страховой премии. При таких условиях гораздо проще квалифицировать отношения как посреднические, чем вникнуть в их существо.

Примечание. Хотя правильнее определять его в зависимости от принятых на себя страховщиком обязательств.

Следует указать также на обстоятельство, на которое иногда ссылаются противники признания страховой премии в полном объеме собственностью страховщика. Из полученной премии страховщики по рисковым видам страхования всегда формируют так называемый резерв незаработанной премии. Этот резерв максимален в момент начала действия договора страхования и уменьшается по мере действия договора.

Отсюда делается вывод о том, что страховщик «зарабатывает» страховую премию по мере оказания страховой услуги и до того, как он ее полностью оказал, часть премии им не заработана и ему не принадлежит. Это рассуждение совершенно неверно, так как основывается не на существе складывающихся отношений, а на названии резерва.

Плата за услугу, даже авансом, является собственностью лица, оказавшего услугу. В п. 3 ст. 958 ГК РФ специально подчеркнуто, что уплаченная премия не подлежит возврату при отказе страхователя от договора. Если бы при досрочном прекращении договора часть премии не была заработана страховщиком, а принадлежала страхователю, она, без сомнения, подлежала бы возврату.

Примечание. Порядок формирования страховых резервов описан в Правилах формирования страховых резервов по страхованию иному, чем страхование жизни, утв. Приказом Минфина России от 11 июня 2002 г. N 51н.

Завершая эти рассуждения, следует еще раз подчеркнуть: правовая природа страховой премии — плата за страховую услугу, и, являясь платой за услугу и только платой за услугу, вся премия, получаемая страховщиком, в полном объеме принадлежит страховщику независимо от того, куда он ее затем направляет.

Страховая премия и страховые взносы

Если договор страхования предусматривает внесение страховой премии в рассрочку, то он может определять последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов (п. 3 ст. 954 ГК РФ).

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyright

В частности, договор страхования может предусматривать его автоматическое прекращение в связи с неуплатой очередного страхового взноса. При этом, как показывает судебная практика, просрочка уплаты очередного взноса при наличии в договоре страхования условия о его автоматическом прекращении в связи с такой просрочкой не освобождает страховщика от исполнения обязательств, если только он не выразил прямо свою волю на отказ от исполнения договора (не известил страхователя о своем намерении).

Поэтому страхователь имеет в таком случае право на получение страхового возмещения по договору в случае наступления страхового случая.

r /{amp}gt;

Пример из практики: суд признал, что страховщик должен выплатить страховое возмещение, несмотря на неуплату страхового взноса, поскольку он не известил страхователя об отказе от исполнения договора 

По договору страхования имущества было застраховано помещение магазина. В магазине произошел пожар, причинивший ущерб. Страхователь обратился в суд с иском к страховщику о взыскании страхового возмещения.

Страховщик сослался на то, что в договоре стороны предусмотрели внесение страховой премии в рассрочку. При просрочке внесения страхователем очередного страхового взноса страховщик освобождается от обязанности выплачивать страховое возмещение, а договор считается прекратившимся. Страхователь не внес в срок очередной взнос. На следующий день после наступления срока уплаты страхового взноса произошел пожар.

Суд исковые требования удовлетворил, указав следующее. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства (ст. 310 ГК РФ).

Однако таким правом страховщик не воспользовался: он не известил страхователя о своем намерении отказаться от исполнения договора вследствие нарушения, допущенного страхователем.

Поскольку страховщик не выразил прямо свою волю на отказ от исполнения договора после просрочки уплаты страхователем очередного страхового взноса, договор не может считаться прекращенным (п. 16 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования, утвержденного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. № 75; далее – информационное письмо № 75).

r /{amp}gt;

Страховой тариф по рисковым видам страхования

Расчет страховых тарифов — это сложная экономико-математическая задача. Ее решению посвящены тома специальной литературы, докторские и кандидатские диссертации, и здесь, конечно, нет смысла углубляться в способы ее решения. Но главный принцип, на котором основана логика всех решений этой задачи, по своему смыслу несложен, и его следует знать всем, кто изучает страховое право.

Для тех, кто хотел бы более подробно ознакомиться с расчетами страховых тарифов, можно порекомендовать давно изданные, но до сих пор сохраняющие свою актуальность Методики расчета тарифных ставок по рисковым видам страхования, утвержденные распоряжением Росстрахнадзора от 8 июля 1993 г. N 02-03-36 (далее — Методики). Ниже я буду на них ссылаться.

Принцип эквивалентности как основа для расчета премии

https://www.youtube.com/watch?v=upload

В § 3 гл. 1 настоящей работы, когда говорилось об эквивалентности в страховании, было показано, что эквивалентность в этом виде отношений обеспечивается соблюдением следующего правила: «Общая сумма страховых премий, собранных страховщиком за определенный период (как правило, за год), должна быть примерно равна сумме выплат, произведенных за это же время, плюс небольшая сумма для покрытия расходов страховщика на ведение дела».

Для определения этого правила в виде формулы следует ввести некоторые обозначения.

SUM Пi = SUM Vi P.

SUM Пiнетто = SUM Vi.

Примечание. Здесь отмечу, что в нагрузку включают не только расходы на ведение дела. В Методиках, например, дано такое определение нагрузки: это часть страхового тарифа, предназначенная для покрытия затрат на проведение страхования и создания резерва (фонда) предупредительных мероприятий. В составе нагрузки может быть предусмотрена прибыль от проведения страховых операций.

Из этой формулы виден важный экономический смысл разделения всей суммы премии на нетто-премию и нагрузку. Завышая нетто-премию, страховщики соберут со страхователей больше, чем выплатят, т.е. получат за счет премии прибыль. Занижая нетто-премию, страховщики выплатят больше, чем соберут, другими словами, снизят свою финансовую устойчивость.

Поэтому контроль величины нетто-премии снизу обеспечит финансовую устойчивость страховщика. А контроль нетто-премии и нагрузки сверху ограничит возможности страховщика получать прибыль за счет премии. Но страховщик, как и любая коммерческая организация, стремится увеличивать прибыль, если же и нетто-премия и нагрузка контролируются, для увеличения прибыли их использовать нельзя.

Однако можно увеличивать прибыль, помещая временно свободные ресурсы под процент, т.е. контроль премии сверху обеспечивает важнейшую инвестиционную функцию страхования. Отсюда хорошо видно, почему орган страхового надзора стремится контролировать величину премии страховщиков, о чем речь пойдет несколько позже.

Убыточность страховой суммы

Пбрутто = Пнагр Пнетто.

SUM Si x  Tiнетто = SUM Vi,

где Si — это страховая сумма в данном договоре страхования.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertise

Тмсгнетто x SUM Siмсг    = SUM Viмсг   ,

где Tмсгнетто — тарифная нетто-ставка морского страхования грузов.

Тмсгнетто = SUM Viмсг / SUM Siмсг,

где SUM Viмсг / SUM Siмсг — убыточность страховой суммы.

Таким  образом,  если  нетто-ставку  считать  по  убыточности страховой суммы,  все  локальные  эквивалентности будут соблюдаться, а следовательно, будет   соблюдаться   и  глобальная  эквивалентность,  так  как  глобальная эквивалентность  —  это  следствие  соблюдения  локальных эквивалентностей.

Убыточность  страховой  суммы  легко  подсчитать, если вести статистические наблюдения  за  страховыми  суммами  Si и за страховыми выплатами Vi. Так и поступают.  Основой  для расчета нетто-ставок по рисковым видам страхования служат показатели убыточности страховой суммы.

Вид страхования

Грубая оценка
убыточности

Страхование от несчастных случаев и болезней,
болезней, медицинское страхование

0,3

Страхование средств наземного транспорта

0,4

Страхование грузов и имущества, кроме средств
транспорта

0,5

Страхование средств воздушного и водного
транспорта

0,6

Страхование различных видов ответственности и
страхование финансовых рисков

0,7

Рисковая надбавка

Однако все не так просто, как кажется на первый взгляд. Необходимо, чтобы эквивалентность соблюдалась в текущем, скажем, 2011 г., а договоры страхования заключались в 2010 г., следовательно, и показатели убыточности страховой суммы можно подсчитать только для предыдущих лет, а эти показатели в 2011 г. могут оказаться другими, и фактически нужная нам эквивалентность 2011 г. не будет соблюдаться.

Страховая премия и страховые взносы

Действительно, от того, уплачен или не уплачен первый взнос, зависит вступление договора страхования в силу (п. 1 ст. 957 ГК РФ). Поэтому страхователи, уплатившие только часть премии, требуют признать ее первым взносом несмотря на то, что в договоре страхования предусмотрена уплата премии единовременно.

Рассматривая подобный спор (Постановление ФАС Московского округа от 9 августа 2002 г. N КГ-А40/635-02), суд отказался просто признать уплаченную часть премии первым взносом, но разрешил проблему, признав договор страхования измененным путем конклюдентных действий сторон (правомерность такого подхода рассмотрена в гл.

Таким образом, часть премии может быть признана страховым взносом, только если в договоре страхования установлена уплата премии в рассрочку.

Это в полной мере соответствует принципу эквивалентности. Действительно, с уплатой первого взноса законодатель связывает вступление договора страхования в силу и начало действия страховой защиты (ст. 957 ГК РФ). Защита осуществляется с помощью страхового фонда, который формируется из уплаченных страхователями премий.

Из сказанного видно, что специальное регулирование в п. 4 ст. 954 ГК РФ потребовалось законодателю из-за того, что стандартная конструкция гражданско-правового зачета в рассматриваемом случае не применима. Норма п. 4 ст. 954 ГК РФ предоставляет страховщику право произвести зачет без заявления и независимо от того, кому он должен платить — самому страхователю или третьему лицу.

Стоит процитировать один интересный пассаж из судебного акта, относящийся к норме п. 4 ст. 954 ГК РФ: «Указанный зачет применяется не в смысле, предусмотренном статьей 410 Гражданского кодекса, поскольку отношения по страхованию могут не прекратиться из-за продолжения действия договора и неисчерпания предела страховой суммы, а для определения размера страховой выплаты по конкретному страховому случаю» (Определение ВАС РФ от 28 декабря 2007 г. N 17059/07).

Здесь также указано на то, что зачет, предусмотренный в п. 4 ст. 954 ГК РФ, отличается от обычного гражданско-правового зачета, но обоснование приведено ошибочное: обязательство по выплате этим зачетом частично прекращается и в этом данный зачет не отличается от зачета, описанного в ст. 410 ГК РФ. Я еще вернусь к этой ошибке при обсуждении обязательств по выплате в гл. 10 настоящей работы.

В норме п. 4 ст. 954 ГК РФ возможность зачета предоставлена только для очередного страхового взноса, т.е. для случая рассрочки по уплате премии. Однако в некоторых случаях страхователю предоставляется не рассрочка, а отсрочка по уплате премии, другими словами, премия должна быть уплачена в полном объеме единовременно, но договор вступает в силу до того, как премия уплачена. Формально п. 4 ст.

https://www.youtube.com/watch?v=userinfomoscow24

Норма п. 4 ст. 954 ГК РФ, устанавливающая одно из последствий просрочки уплаты очередного страхового взноса, до сих пор вызывает споры об иных последствиях такой просрочки. Очень часто положения этой нормы истолковываются в смысле невозможности установления иных последствий. Ранее некоторые суды соглашались с такой постановкой вопроса страхователем (решение АС Красноярского края от 23 августа 1999 г.

по делу N А33-6424/99-С1; решение АС Омской области от 29 февраля 1999 г. по делу N 8-364). Однако сейчас позиция судебной практики достаточно устойчива и состоит в том, что зачет по п. 4 ст. 954 ГК РФ — это право, а не обязанность страховщика (Определение ВАС РФ от 20 ноября 2008 г. N 14510/08). Это совершенно верно и можно обосновать ссылкой на необходимость для страховщика иметь источник для формирования резервов под выплаты.

Получение же премии в момент выплаты исключает наличие такого источника. Принудительно лишить страховщика данного источника — значит подрывать его финансовую устойчивость. Но цели страхового права, как мы видели, прямо противоположны, поэтому только сам страховщик добровольно может согласиться на такое снижение своих возможностей по финансированию выплат.

При наличии рассрочки (или отсрочки) уплата премии является обязательством страхователя, и при просрочке страхователь подлежит ответственности. Как правило, это неустойка либо проценты по ст. 395 ГК РФ. Однако, если страховщик имел право на зачет по п. 4 ст. 954 ГК РФ и все же предъявляет требование об уплате неустойки, это следует квалифицировать как злоупотребление правом. Так что хотя зачет и является правом страховщика, но не осуществлять его страховщику бессмысленно — он просто на время лишится денег.

В § 2 гл. 7 настоящей работы обсуждалась конструкция «приостановление действия договора» и было показано, что условие о приостановлении действия договора не подлежит применению в силу его неопределенности. Там же обсуждалась разработанная страховщиками альтернатива — приостановление действия страхования, обусловленного договором страхования.

Предлагаем ознакомиться:  Страховой фонд страховщика формируется в

К ней суды относятся вполне лояльно (Определения ВАС РФ от 3 марта 2009 г. N 1642/09, от 3 июля 2009 г. N ВАС-7541/09), и даже условие о приостановлении действия всего договора стало истолковываться судами как приостановление действия страхования (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22 декабря 2010 г.

N А05-911/2010). В § 2 гл. 7 настоящей работы показано, что законность приостановления действия страхования, обусловленного договором страхования, весьма сомнительна по двум причинам. Во-первых, независимо от того, является такое приостановление последствием неуплаты в срок премии или очередного взноса, буквальное прочтение нормы п. 2 ст.

957 ГК РФ, описывающей конструкцию «страхование, обусловленное договором страхования», не дает оснований для вывода о том, что договором можно приостановить или прекратить на время действие страхования, обусловленного договором. Во-вторых (и это более важно), условие о приостановлении действия страхования, обусловленного договором, как последствия неуплаты в срок премии или очередного взноса, создает дисбаланс интересов сторон, о котором говорилось в § 3 гл.

8 настоящей работы, при рассмотрении «несправедливых (недобросовестных)» условий правил страхования. Но эта проблема встает в отношении не только приостановления действия страхования, но и полного прекращения действия договора страхования как последствия неуплаты в срок премии или очередного взноса. Рассмотрим далее данный вопрос.

В § 3 гл. 8 настоящей работы я указывал, что в 2003 г. российское гражданское право не располагало эффективными средствами устранения такого дисбаланса, отсюда и попытка создать такое средство в обход закона, что, конечно, не может быть поддержано. Да и сегодня, как показано в том же § 3 гл. 8, таких средств в российском гражданском праве пока нет и имеющиеся на этот счет предложения не обеспечивают эффективное устранение дисбаланса. Поэтому рассмотрение данной проблемы весьма актуально и сегодня.

Прежде всего повторю то, о чем уже говорил в названном параграфе: устранять дисбаланс надо лишь тогда, когда он создан в договоре в результате недобросовестных действий одной из его сторон, в нашем случае — страховщика. Для рассматриваемого условия договора не всегда это так. Очень часто страховщики, предоставляя рассрочку в уплате премии, предупреждают страхователя о прекращении договора в случае просрочки.

Я лично, ежегодно страхуя свой загородный дом, ежегодно слышу от сотрудницы страховой компании: «Смотрите, уплатите очередной взнос в срок; а если будут какие-либо трудности с оплатой, позвоните, и мы предоставим небольшую отсрочку, но обязательно позвоните, иначе договор прекратится». Нельзя сказать, что страховая компания действует недобросовестно и ссылка на несправедливость этого условия договора была бы здесь несостоятельной. Поэтому неверно было бы действовать всегда одинаково — в каждом случае надо разбираться.

К сожалению, российское гражданское право не предоставляет судам правовых инструментов для такого разбирательства. Будем надеяться, что со временем такие инструменты все же будут предоставлены.

Зарубежные правопорядки не ограничиваются имеющимися у них общими средствами защиты от несправедливых (недобросовестных) условий договоров, а в большинстве своем предоставляют страхователю средства, позволяющие решить проблему, не вмешиваясь в договор.

Так, в ст. 39 Закона ФРГ о страховом договоре (Закон ФРГ о страховом договоре от 30 мая 1908 г.) прямо указано на необходимость до отказа страховщика от договора в связи с просрочкой уплаты премии предварительно квалифицированно напомнить страхователю о необходимости уплаты, а игнорирование страхователем этого напоминания естественно и вполне справедливо дает страховщику право отказаться от договора.

Аналогичная норма имеется в ст. 20 Швейцарского закона о страховом договоре (Швейцарский союзный закон о страховом договоре от 2 апреля 1908 г.). Норма ст. 1901 ГК Италии (Codice Civile — con il Trattato CE e leggi complementari. Edizioni Giuridiche Simone, 2000) императивно сохраняет действие договора страхования в течение 15 дней после просрочки уплаты очередного взноса.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreators

Таким образом, зарубежные правопорядки единодушны в неприятии автоматического и немедленного прекращения действия договора страхования при просрочке уплаты премии. Так же считали отечественные авторы еще в XIX в.

К сожалению, в современном российском правопорядке использование такого подхода вступает в прямое противоречие с законом. Поэтому положение из Обзора Президиума ВАС РФ, о котором было сказано выше, стало, по существу, игнорироваться судами после того, как состав Президиума, принимавший этот Обзор, полностью поменялся.

Обязательность использования тарифов при расчете премии

Рисковая надбавка

Или, может быть, придется говорить: «Если бы мы знали, что в этом году милиция после переименования в полицию настолько улучшит работу, так повысится нравственность и настолько резко упадет число краж, то нетто-ставку тарифа по страхованию имущества от краж мы сделали бы значительно меньшей, а то мы заплатили огромные деньги, которые в результате пошли не на нашу защиту, а достались страховщикам».

Понятно, что из этой ситуации нет выхода, который полностью устраивал бы всех — и страхователей, и страховщиков. Информация о будущей убыточности страховой суммы всегда только предположительна, и фактически вопрос стоит так: что лучше — разорить страховщиков или заплатить им больше, давая страховщикам возможность не только накопить ресурсы для нас, но и увеличить собственные активы?

Ответ на этот вопрос общество дает однозначный в пользу страховщиков — они действительно крайне полезны для общества, и чем их больше, чем они «толще», тем спокойнее нам жить. Форма этого ответа следующая — при расчете нетто-ставки к показателю убыточности страховой суммы добавляется так называемая рисковая надбавка. Другими словами, нетто-ставка тарифа всегда оказывается несколько большей, чем показатель убыточности страховой суммы за прошлые годы.

Рисковая надбавка также рассчитывается на основе статистики, но уже не по средним величинам, а по разбросу, который имеется у фактических значений относительно средних. По специальной методике выясняется вероятное значение отклонения от среднего, и на его основе рассчитывается надбавка.

Конечно, все это рассказано здесь очень схематично. В действительности никто не рассчитывает тарифы из года в год — они меняются не реже чем раз в пять — десять лет. Существуют сложнейшие и очень точные методики, позволяющие как можно ближе подойти к эквивалентности. У каждого страховщика есть своя система надбавок и скидок, которую он разрабатывает на основе имеющихся у него данных о своих конкретных клиентах, и т.д. Но принципы, которые следовало бы знать каждому изучающему страховое право, здесь изложены достаточно точно.

Нетто-ставки тарифа по накопительному страхованию также рассчитываются на основе эквивалентности, но несколько другой, чем при рисковом страховании. Например, человек начал платить взносы по накопительному страхованию в 1997 г., а получать выплаты он должен начиная с 2017 г. Принцип эквивалентности применительно к этому случаю означает, что страховые выплаты в 2017 г. должны быть примерно равны внесенным в 1997 г. платежам плюс доход на накопленный капитал и расходы на ведение дела.

SUM(1 p)20 Si x Tiнетто = SUM Si.

Tнетто = SUM Si / SUM(1 p)20 Si.

Тарифная ставка будет меньше единицы, если знаменатель будет больше числителя, т.е. если годовой процент будет больше нуля. А если бы процент p равнялся нулю, т.е. отсутствовал бы, то нетто-ставка была бы в точности равна единице и страхователь, совершенно очевидно, должен был бы откладывать столько же, сколько хочет получить.

Таким образом, страховщик, устанавливая тариф меньшим единицы, тем самым берет на себя обязательство увеличить за 20 лет полученную от страхователя сумму исходя из определенного процента годовых, или, как говорят, нормы доходности. Другими словами, здесь обязательство страховщика заставляет его инвестировать не только в свою пользу, как в рисковых видах, но и в пользу страхователя. Это справедливо, так как в этом смысл накопительного страхования — не только получение защиты, но и получение дохода на накопленные деньги.

Случайность при накопительном страховании

https://www.youtube.com/watch?v=ytabout

В свете сказанного выше необходимо прояснить вопрос о том, является ли накопительное страхование жизни истинным страхованием, т.е. инструментом защиты от случайностей. Ведь на первый взгляд получается, что накопительное страхование — это просто откладывание денег под проценты, и случайность здесь отсутствует.

Об этом уже говорилось в § 1 гл. 2 настоящей работы при обсуждении отличия накопительного страхования жизни от банковского вклада. Было показано, что случайность в рассматриваемом примере состоит в том, что до 2017 г. доживут вовсе не все люди, которые начали платить деньги в 1997 г. И наследникам тех, кто не дожил до 2017 г., будет выплачиваться не вся накопленная сумма с процентами, а заранее установленная договором сумма.

Примечание. Существенное упрощение расчетов позволяет понять основную идею, не вдаваясь в сложности актуарной математики.

SUM1997 (1 p)20 S x Tнетто = SUM2017 S.

Tнетто = SUM2017 S / SUM1997 (1 p)20 S.

Здесь уже ставка становится меньше единицы не только из-за ненулевой нормы доходности. Даже и в ее отсутствие, т.е. при p = 0, знаменатель этой дроби будет значительно большим, чем числитель, и тарифная ставка уменьшится.

Из этой формулы видно, что дожившие до 2017 г. люди будут получать свои выплаты не только за счет инвестирования накопленных денег, но и за счет тех денег, которые накопили другие, но не дожили до этого возраста. На первый взгляд получается вопиющая несправедливость — почему одни люди должны оплачивать другим их пенсию?

Однако при здравом рассуждении видно, что несправедливости никакой нет. Просто страхователи по накопительному страхованию жизни, отказавшиеся от накопленной суммы в пользу таких же, как и они, образуют сообщество — сообщество по распределению риска смерти. И в результате подобного распределения риска каждый член такого сообщества платит по значительно меньшей тарифной ставке, т.е.

Здесь приведены формулы для двух крайних случаев: когда все страхователи доживают до 2017 г. и когда доживают не все и в случае смерти застрахованного вся накопленная сумма остается у страховщика. Третий же вариант, когда в случае смерти застрахованного вся накопленная сумма с процентами выплачивается наследникам, не является страхованием — это банковский вклад.

Но в действительности, как уже было сказано, договоры накопительного страхования жизни заключаются с условием выплаты в случае смерти застрахованного его наследникам определенной суммы, но не накопленной с процентами, а заранее согласованной в договоре. Страховщик при заключении договора и расчете премии не знает, сколько ему придется выплатить, и принимает на себя этот риск, оценивая его по таблицам смертности (см. далее).

Таким образом, сохраняется страховой характер отношений, т.е. они не превращаются в отношения банковского вклада, но норма доходности на капитал в случае дожития страхователя до 2017 г. оказывается выше, чем банковский процент. Поэтому накопительное страхование жизни пользуется спросом — процент на капитал в таком страховании выше, чем в банке, хотя риск для страхователя больше, чем для вкладчика в банке.

Но там же было показано и то, что практически невозможно эффективно контролировать используемые тарифы. Повторю соответствующее рассуждение, так как оно важно. Ничто не мешает страховщику, рассчитав премию по тарифам, применить скидку или наценку к премии в зависимости от конкретных обстоятельств, которые никто не в состоянии заранее предусмотреть.

В связи с этим при желании страховщик сможет установить для конкретного случая такую премию, какую посчитает нужным даже и при контроле тарифов. Кроме того, в большинстве видов страхования (кроме страхования имущества) невозможно проконтролировать страховую сумму. Поэтому для получения желаемой страховой премии страховщик может манипулировать не только скидками и наценками, но и величиной страховой суммы.

Соответственно, контроль тарифов бессмыслен. Если контролировать эквивалентность, то это можно делать, контролируя только премию, но это будет означать государственное регулирование цен и практическое прекращение ценовой конкуренции, что и произошло в ОСАГО. В этом виде страхования антимонопольный орган штрафует страховщиков за попытки конкурентного снижения цены, парадоксально квалифицируя это как недобросовестную конкуренцию. Это неприемлемо даже для обязательного страхования, не говоря уже о добровольном.

Примечание. Смотрите, например, достаточно типичное Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 26 февраля 2009 г. N А74-2167/08-Ф02-530/09, в котором суд встал на сторону антимонопольного органа. Но есть и дела, подобные тому, которое описано в Постановлении ФАС Центрального округа от 9 марта 2010 г.

N А64-7939/09. В этом деле суд, разрешая аналогичный спор страховщика с антимонопольным органом, встал на сторону страховщика, хотя и указал, что страховщик, занизив цены, нарушил ст. 14.33 КоАП РФ и осуществлял недобросовестную конкуренцию, но это правонарушение не нарушило чьи-либо права, и, руководствуясь ст. 2.9 КоАП РФ, суд освободил страховщика от ответственности.

Приостановление действия договора страхования как последствие неуплаты в срок премии (взносов)

r /{amp}gt;

r /{amp}gt;

В связи с просрочкой исполнения обязанности по выплате страхового возмещения страхователь может взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами с момента истечения срока, установленного договором или законом для исполнения страховщиком такой обязанности.

r /{amp}gt;

Пример из практики: суд указал, что страховщик должен выплатить проценты за пользование чужими денежными средствами за просрочку выплаты страхового возмещения 

Страхователь обратился в суд с иском к страховщику о взыскании процентов на основании статьи 395 Гражданского кодекса РФ за просрочку выплаты страхового возмещения.

Суд первой инстанции в иске отказал, так как исходя из положений статьи 929 Гражданского кодекса РФ выплата страхового возмещения является не денежным обязательством, а возмещением убытков страхователя. Ответственность по статье 395 Гражданского кодекса РФ подлежит применению исключительно в отношении денежных обязательств.

Суд апелляционной инстанции это решение отменил и иск правомерно удовлетворил по следующим основаниям. По договору имущественного страхования страховщик обязуется при наступлении страхового случая возместить причиненные вследствие этого события убытки – выплатить страховое возмещение (п. 1 ст. 929 ГК РФ).

Таким образом, обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.

За просрочку исполнения денежных обязательств, согласно статье 395 Гражданского кодекса РФ, начисляются проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 24 информационного письма № 75).

Предлагаем ознакомиться:  Как проверить полис ОСАГО на подлинность: по базе РСА, QR-коду

В другом деле суд также пришел к выводу, что страхователь полностью выполнил все обязательства по договору страхования, страховой случай наступил, а расчет страхового возмещения правильный. В связи с этим требование страхователя о взыскании со страховой компании процентов за пользование чужими денежными средствами суд признал обоснованным на основании пункта 1 статьи 395 Гражданского кодекса РФ.

r /{amp}gt;

Пример из практики: суд указал, что страховщик обязан выплатить страховое возмещение, а также проценты за пользование чужими денежными средствами 

ЗАО «Д.» (страхователь) и ООО «Р.» (страховая компания) заключили договор страхования урожая сельскохозяйственных культур. Стороны определили, что страхованию подлежала озимая пшеница. В результате наступления опасных агрометеорологических условий застрахованные посевы погибли. Страхователь обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании суммы страхового возмещения, неустойки за пользование чужими денежными средствами.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования. Он пришел к выводу о доказанности страхователем страхового случая и обоснованности расчета стоимости страхового возмещения. Суд апелляционной инстанции решение отменил, в удовлетворении иска отказал в связи с недоказанностью наступления страхового случая.

Однако суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции по следующим основаниям. В связи с наступлением страхового случая страхователь направил страховщику все необходимые документы для получения страхового возмещения. Страховщик в течение трех дней с момента получения заявления от страхователя был обязан выехать на место с целью обследования места наступления страхового случая, о чем должен составляться акт.

Таким образом, несмотря на то что страхователь полностью выполнил свои обязательства перед страховой организацией при наступлении страхового случая, она не произвела никаких действий по фиксации наступления страхового случая. Не были произведены и предусмотренные договором страховые выплаты. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований является обоснованным.

Страхование распространяется на страховые случаи, произошедшие после вступления договора страхования в силу, если в договоре не предусмотрен иной срок начала действия страхования. Стороны в договоре и страховом полисе предусмотрели вступление в силу договора страхования с конкретной даты, предшествующей уплате страховой премии.

В связи с этим требование страхователя о взыскании со страховой компании процентов за пользование чужими денежными средствами также признано обоснованным со ссылкой на пункт 1 статьи 395 Гражданского кодекса РФ. В передаче дела в Президиум ВАС РФ коллегия судей отказала (постановление ФАС Поволжского округа от 18 сентября 2008 г. по делу № А57-3696/2008-116, определением ВАС РФ от 1 декабря 2008 г. № 15036/08 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

При расчете процентов суды исходят из того, что имеет значение правильное определение границ временного интервала, в течение которого лицо неправомерно пользуется денежными средствами.

В связи с просрочкой страховщиком выплаты страхового возмещения по договору страхования начисление процентов за пользование чужими денежными средствами правомерно с момента истечения срока для исполнения такого обязательства, содержащегося в договоре.

Начисление процентов с момента вступления решения суда о взыскании страхового возмещения в законную силу не основано на нормах права и разъяснениях ВАС РФ. При этом страховая организация должна выплатить проценты до даты выплаты страхового возмещения в полном объеме.

r /{amp}gt;

Пример из практики: суд указал, что проценты за пользование чужими денежными средствами должны исчисляться с момента истечения срока для выплаты страхового возмещения до даты его фактической выплаты 

ООО «Э.» (страхователь) и ОАО «П.» (страховщик) заключили договор страхования автомобиля. В результате ДТП застрахованное транспортное средство получило механические повреждения.

Страхователь обратился к страховщику с просьбой о выплате страхового возмещения. Страховщик выплатил его, но страхователь не согласился с размером полученной суммы.

Посчитав, что страховщик при выплате страхового возмещения использовал сведения недостоверного отчета, страхователь обратился в суд с иском о взыскании оставшейся части страхового возмещения, а также о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования в полном объеме на основании статей 395 и 929 Гражданского кодекса РФ. Решением суда со страховой компании в пользу страхователя взыскано недовыплаченное страховое возмещение, размер которого определен с учетом данных экспертизы, назначенной судом с целью определения размера реального ущерба.

Апелляционный суд решение оставил без изменения.

Не согласившись с судебными актами, страховая компания обратилась с кассационной жалобой.

По мнению страховщика, до определения точного размера страховой выплаты проценты за пользование чужими денежными средствами следовало исчислять с момента начала просрочки страховщика (даты, когда страховщику представлены все необходимые по страховому случаю документы для выплаты). То есть в приведенном случае с даты вступления решения суда о взыскании со страховщика суммы страхового возмещения в законную силу. Поскольку только в процессе судебного разбирательства спорная сумма страхового возмещения была уточнена отчетом эксперта и сметой.

Суд указал, что по правилам статьи 395 Гражданского кодекса РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Применение к спорному правоотношению ответственности, предусмотренной статьей 395 Гражданского кодекса РФ, в силу пункта 1 постановления от 8 октября 1998 г. Пленума Верховного суда РФ № 13, Пленума ВАС РФ № 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» является последствием просрочки или неисполнения денежного обязательства ответчика по договору страхования.

При этом, как разъяснил Президиум ВАС РФ в пункте 24 информационного письма № 75, пунктом 1 статьи 929 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что по договору имущественного страхования страховщик обязуется при наступлении страхового случая возместить причиненные вследствие этого события убытки (выплатить страховое возмещение).

Таким образом, обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.

При расчете процентов имеет значение правильное определение границ временного интервала, в течение которого лицо неправомерно пользуется чужими денежными средствами, и, следовательно, определение размера процентов.

Согласно договору, страховщик производит выплату страхового возмещения (или сообщает об отказе в выплате) в десятидневный срок (за исключением выходных и праздничных дней) после получения всех необходимых документов по страховому случаю.

Таблицы смертности

Из приведенных формул для расчета тарифной ставки можно сделать вывод, что непосредственно по ним подсчитать нетто-ставку невозможно. Действительно, в 1997 г., когда рассчитывается нетто-ставка, уже известна сумма, стоящая в знаменателе формулы для ее расчета, а вот сумма, стоящая в числителе, неизвестна, так как в 1997 г.

Возраст
(полных лет)

Число доживших до
данного возраста

Число умерших
в данном возрасте

Вероятность умереть
в данном возрасте

10000

1800

0,1800

1

8200

385

0,0385

2

7815

235

0,0235

3

7580

245

0,0245

4

7435

45

5529

63

0,0063

46

5466

Для заполнения третьего столбца таблицы надо вести учет людей, которые, дожив до определенного возраста (в полных годах), умерли, не дожив до следующего дня рождения. Остальные столбцы таблицы смертности заполняются автоматически.

Tнетто = SUM1997 qi x Si / SUM1997 (1 p)20 S.

Зная норму доходности, вероятности дожития из таблицы смертности и страховые суммы договоров страхования, можно по этой формуле рассчитать нетто-ставку тарифа по накопительному страхованию жизни, которая будет обеспечивать эквивалентность не точно, а в среднем, что тоже вполне приемлемо.

Неденежная страховая премия

Практика достаточно интересно подошла к применению этой нормы. Так, в одном из дел уплата премии обычным зачетом (а не тем, который предусмотрен в п. 4 ст. 954 ГК РФ) признана вполне правомерной (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 января 2006 г. N А56-38783/04). А уплата премии ценными бумагами, оформленная как отступное, систематически признается незаконной (Постановление ФАС Московского округа от 18 июня 2001 г. N КГ-А40/3013-01; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21 февраля 2005 г. N А13-6053/04-21; и др.).

Конституционным Судом РФ не рассматривалась прямая жалоба на неконституционность данной нормы, однако в практике есть одно весьма поучительное дело (Постановление ФАС Западно-Сибирского от 30 ноября 2005 г. N Ф04-8513/2005(17331-А46-37)), которое имеет смысл подробно рассмотреть именно с точки зрения конституционного обоснования подобного ограничения.

В этом деле страхователь, уплативший страховую премию векселями Сбербанка РФ и включивший соответствующие суммы в расходы, уменьшающие облагаемую прибыль, был привлечен к налоговой ответственности из-за того, что уплата премии векселями незаконна. В суде страхователь в обоснование своей позиции сослался на позицию Конституционного Суда РФ, согласно которой при расчетах между сторонами договора уплата налога возможна не только деньгами.

Иное «привело бы к неправомерному перенесению публично-правового метода регулирования, применяемого в налоговых отношениях, основанных на властном подчинении одной стороны другой, на гражданско-правовые отношения, основанные на равенстве участников, поскольку указанное положение относится не к суммам, уплачиваемым в бюджет, а к суммам, уплачиваемым поставщикам, т.е.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в указанном деле так парировал ссылку страхователя на этот акт Конституционного Суда РФ: «Ссылка кассатора на правовую позицию, изложенную в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20.02.2001 N 3-П, в данном случае неправомерна, поскольку публично-правовые и гражданско-правовые нормы, касающиеся формы расходов по уплате страховых взносов, гармонизированы и не противоречат друг другу».

Отсюда можно видеть, что норма п. 1 ст. 11 Закона о страховом деле рассматривается судами как гражданско-правовая, что вряд ли можно признать обоснованным.

Принятие премии и возврат премии

Правовое значение принятия страховщиком премии

В § 1 гл. 7 настоящей работы при анализе вопроса о возможности заключения договора страхования путем акцепта оферты конклюдентными действиями я рассмотрел случаи, когда суды признают принятие страховщиком части премии конклюдентным действием, направленным на изменение договора страхования в части предоставления рассрочки уплаты премии (Постановления ФАС Московского округа от 27 марта 2001 г. N КГ-А40/1209-01, от 9 августа 2002 г. N КГ-А40/635-02).

Существуют и другие случаи, когда принятие страховщиком уплаченной премии и включение ее в доходы рассматриваются судами как юридически значимое действие, влекущее для страховщика весьма неблагоприятные последствия. Так, в одном из дел договор страхования был заключен лицом, не имевшим соответствующих полномочий на заключение подобных договоров, но страховщик, наряду с другими совершенными с этим договором действиями, принял премию, уплаченную страхователем.

Принятие страховщиком премии расценивается судами как действие, имеющее существенное юридическое значение и порождающее правовые последствия. Страховщики же уделяют мало внимания этому обстоятельству, и подразделения, заключающие договоры страхования, в большинстве случаев информационно никак не связаны с подразделениями, работающими с премией.

Чтобы не допускать подобных ошибок, страховщикам следует наладить четкий информационный обмен между различными подразделениями, с тем чтобы платеж, полученный с пометкой «страховая премия по такому-то договору», не включался автоматически в доходы, а контролировался на соответствие условиям договора и правомерности его заключения.

Общие положения о возврате премии

Возврат страховщиком премии или части премии, уплаченной страхователем при прекращении договора страхования, регулируется ст. 958 ГК РФ. Причем при досрочном прекращении договора страхования в связи с прекращением существования страхового риска в норме абз. 1 п. 3 ст. 958 ГК РФ установлено императивное правило о том, что страховщик имеет право удержать часть премии пропорционально сроку действия договора страхования. Остальную часть премии, очевидно, страховщик обязан возвратить.

Это правило не всегда справедливо, так как исходит из того, что вся премия привязана к сроку действия договора страхования, но чаще всего это не так. При рассмотрении порядка расчета тарифов и, соответственно, расчета премии по этим тарифам я показывал, что премия состоит из двух частей: нетто-премии и нагрузки.

При этом именно нетто-премия предназначена для выплат, и поэтому страховщик зарабатывает ее по мере предоставления страховой защиты, т.е. по мере действия договора. А нагрузка включает различные расходы, которые не всегда привязаны к сроку действия договора. Например, вознаграждение агенту за заключение договора уплачивается сразу при его заключении.

Вообще нормативная нагрузка в премии по ОСАГО составляет 23% от всей премии, и в связи с этим в практике ОСАГО и возникла так называемая проблема 23%. Суть ее в следующем. Страхователи, продавшие автомашину до истечения срока действия договора, требовали от страховщика возврата части премии в строгом соответствии с правилом пропорциональности, которое установлено нормой абз. 1 п. 3 ст.

958 ГК РФ, а страховщики возвращали им только часть этой премии за вычетом 23%. При этом они указывали, что 23% от всей премии они уже в полном объеме истратили до прекращения действия договора. Суды, конечно, руководствовались буквальным прочтением нормы и взыскивали эту невозвращенную часть премии (Постановление Девятого ААС от 5 августа 2004 г.

N 09АП-506/04ГК; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10 ноября 2005 г. N Ф04-8047/2005(16738-А03-13)), но это не вполне соответствует требованиям к финансовой устойчивости страховщика. По существу, расплатившись в начале действия договора по обязательным платежам, он затем должен возвращать эти уже израсходованные им деньги из собственных средств — в резервах этих денег нет. В этой части правило пропорциональности следовало бы изменить.

В случае одностороннего отказа страхователя от договора премия не подлежит возврату, если стороны не договорились об ином. Во многих случаях из маркетинговых соображений страховщики включают в правила страхования условие о возврате части премии и при отказе страхователя от договора. Как правило, и здесь используют правило пропорциональности, так как оно разумно.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdev

Но те из страховщиков, которые тщательно работают с правилами, включают в них условие пропорциональности, но «за вычетом расходов страховщика», и суды следуют этому соглашению сторон (Постановление ФАС Московского округа от 8 декабря 2010 г. N КГ-А41/15393-10). Те же, кто невнимательно относится к формулировкам подобных оговорок, вынуждены возвращать страхователю деньги, которые они уже потратили на оказание ему страховой услуги (Постановление ФАС Уральского округа от 16 марта 2010 г. N Ф09-1687/10-С5).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Осаго96
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector